«Ля Рюсси» - немного элитной русофобии

La Russie de Custine

Русофобия русофобии рознь. Иногда она бывает похожей на палёную водку — грубой, с отвратительных запахом и тяжёлым похмельем. Ничего, кроме вреда, она не приносит: мешает мыслить здраво, провоцирует агрессию, вызывает зависимость и, в конечном итоге, разрушает человеческие жизни. А бывает и другая, напоминающая выдержанный французский коньяк, — изысканный и тонкий. Правильное употребление её в разумных количествах воспитывает хороший вкус и способствует неторопливым размышлениям о судьбах Отечества.

Именно такой элитной французской русофобией 1839 года разлива я и хочу с вами поделиться — тридцатью цитатами из книги маркиза Астольфа Луи Леонора де Кюстина, написанной им после трёхмесячного путешествия по России. Будь они написаны сегодня, они могли бы вызвать у читателя горечь, обиду, разочарование и злость — не самые приятные чувства. Но с учётом того, что им уже 177 лет, самой первой моей эмоцией была паника. Потому что даже спустя почти два века эти слова оказались не только предельно жёсткими, но и, вместе с тем, пронзительно верными..

Дабы правильно оценить политическое положение России, следует помнить, что месть её жителей будет особенно страшной по причине их невежества и многотерпеливости, которой рано или поздно может наступить конец. Правительство, которое ничего не стыдится, ибо притворяется, что ни о чем не ведает, и черпает силу в этом мнимом неведении, не столько прочно, сколько жутко: страдания нации, отступление армии, ужас власть имущих, особенно тех из них, кто сами наводят наибольший страх, раболепство церкви, лицемерие знати, невежество и нищета простолюдинов. Угроза ссылки, нависшая над всеми без исключения, — вот страна, какой создали её нужда, история, природа и Провидение, чьи пути испокон веков неисповедимы..

.. Так называемая сильная власть, везде и всюду требующая неукоснительного повиновения, неизбежно обрекает людей на жалкую участь. Себе на службу деспотизм способен поставить любое общественное устройство, независимо от господствующих с его дозволения монархических или демократических мнимостей.

.. Правитель опускается до уровня своих дикарей подданных; он так же бессердечен, как они, он смело превращает их в скотов, чтобы привязать к себе: народ и властитель состязаются в обмане, предрассудках и бесчеловечности.

.. Сохранить рассудок после двадцатилетнего пребывания на российском престоле может либо ангел, либо гений, но еще с большим изумлением и ужасом я вижу, как заразительно безумие тирана и как легко вслед за монархом теряют разум его подданные; жертвы становятся старательными пособниками своих палачей.

.. По-моему, прежде чем принимать изъявления всенародной любви, следовало бы создать сам народ.

.. Русские, безропотно сносящие столько тягот, не снесли бы тирании, не принимай тиран смиренный вид и не притворяйся он, что полагает, будто они повинуются ему по доброй воле.

.. Мне говорят: «Нам бы очень хотелось обойтись без произвола, тогда мы были бы богаче и сильней; но ведь мы имеем дело с азиатскими народами». А про себя в то же время думают: «Нам бы очень хотелось избавить себя от разговоров про либерализм и филантропию, мы были бы счастливей и сильней; но ведь нам приходится общаться с европейскими правительствами.»

.. У русских есть лишь названия всего, но ничего нет в действительности. Россия — страна фасадов. Прочтите этикетки — у них есть цивилизация, общество, литература, театр, искусство, науки, а на самом деле у них нет даже врачей.

.. Вся Россия та же тюрьма и тем более страшная, что она велика и что так трудно достигнуть и перейти её границы.

.. Нужно жить в этой пустыне без покоя, в этой тюрьме без отдыха, которая именуется Россией, чтобы почувствовать всю свободу, предоставленную другим народам в других странах Европы, какой бы ни был принят там образ правления.

.. Чтобы жить в России, скрывать свои мысли недостаточно — нужно уметь притворяться. Первое — полезно, второе — необходимо.

.. Лгать здесь — значит охранять престол, говорить правду — значит потрясать основы.

.. Император боится гласности так же сильно, как Россия боится императора.

.. Страх повсюду производит одно и то же благо — тишину, но без спокойствия.

.. Рабы даже бранятся друг с другом вполголоса; право гневаться составляет здесь одну из привилегий власти.

.. Стараясь скрыть правду от людей, начинаешь и сам видеть её сквозь какую-то пелену, которая с каждым днем делается плотнее. Старики в России морочат вас чистосердечно, сами того не замечая; ложь слетает с их уст так же простодушно, как откровенное признание. Хотелось бы мне знать, с какого возраста в их глазах обман перестает быть грехом. Те, кто живет в страхе, рано начинают лгать самим себе.

.. В России вам не позволят прожить, не жертвуя всем ради любви к земному отечеству, освященной верой в отечество небесное.

.. Национальная гордость может быть понятна лишь у свободного народа. Когда же она проявляется исключительно в силу рабской лести, она становится нестерпимой.

.. История составляет в России часть казенного имущества, это моральная собственность венценосца, подобно тому как земля и люди являются там его материальною собственностью; её хранят в дворцовых подвалах вместе с сокровищами императорской династии, и народу из нее показывают только то, что сочтут нужным.

.. Российская империя — это огромный театральный зал, в котором из всех лож следят лишь за тем, что происходит за кулисами.

.. Простолюдины в частных своих распрях друг с другом очень редко обращаются в суд. Этот их зоркий инстинкт представляется верным признаком неправедности судей.

.. Различия между людьми в этой стране столь резки, что кажется, будто крестьянин и помещик не выросли на одной и той же земле. У крепостного свое отечество, у барина — свое. Государство здесь внутренне расколото, и единство его лишь внешнее; знать по образованности своей словно предназначена жить в иных краях; а крестьянин невежественен и дик, будто покорствует таким же господам, как он сам.

.. Среди здешних чиновников честность была бы так же опасна, как сатира, и так же смешна, как глупость.

.. Вот две опасности, грозящие России постоянно: народная анархия, доведенная до крайних степеней — в том случае, если нация поднимет бунт; в противном же случае — укрепление тиранической власти, угнетающей эту нацию более или менее жестоко, в зависимости от времени и места.

.. Только крайностями деспотизма можно объяснить царствующую здесь нравственную анархию. Там, где нет законной свободы, всегда есть свобода беззакония.

.. Надо бы сказать русским: для начал издайте указ, позволяющий жить, а потом уже будете мудрить с уголовным правом.

.. Судя по тому, как соблюдаются в этой стране законы, их можно безбоязненно смягчить.

.. Для чего служат установления в стране, где правительство не подчиняется никаким законам, где народ бесправен и правосудие ему показывают лишь издали, как достопримечательность, которая существует при условии, что никто её не трогает.

.. Правительство российское достаточно просвещено, чтобы понимать, что абсолютная власть не исключает мятежей; оно предпочитает, чтобы мятежи эти совершались не в политике, но в нравственности.

.. Здесь имеется особый класс людей, соответствующих нашей буржуазии, но не имеющий её твердого характера — следствия независимости, и её опытности — следствия свободы мысли и образованности ума; это класс низших чиновников, как бы второе дворянство. По взглядам своим эти люди большею частью сторонники нововведений, тогда как по поступкам они самые жестокие деспоты в этом деспотическом государстве.

.. Чем дольше я нахожусь в этой стране, тем яснее вижу, что презрение к слабому заразительно; это чувство становится здесь таким естественным, что самые рьяные защитники угнетенных в конце концов начинают разделять его. Я сужу по себе.

К этим словам можно относиться по-разному и выводы из них тоже делать на своё усмотрение. Пессимисты могли бы сказать, что со времён маркиза де Кюстина так ничего и не изменилось, поэтому надеяться на каки-либо улучшения в обозримом будущем — наивно и глупо.

Но я — оптимист и помню, что Николая I, о царствовании которого писал де Кюстин, и Николая II, ставшего последним императором, разделяет всего 39 лет. История развивается по спирали и витки её сужаются, а бег — становится всё стремительнее. То, на что раньше требовались десятилетия, теперь занимает считанные годы, так что новая Февральская революция уже не за горами.

Главное — чтобы за ней не последовала новая Октябрьская..

P.S. Огромное спасибо Борису Попову за то, что познакомил меня с книгой маркиза де Кюстина.

Похожие публикации

От автора

Вадим Жартун - Корпорация гениев

Привет, меня зовут Вадим Жартун. Блог для меня - один из способов сделать этот мир лучше, помогая людям осознавать и понимать происходящее, делая сложное - простым.

Я всегда стеснялся просить помощи и справлялся со всем сам. Сейчас я понимаю, что был неправ - искать помощи в делах полезных не просто можно, а необходимо.

Поддержите «Корпорацию гениев»! Не отказывайте себе в возможности сделать что-то хорошее прямо сейчас.

Для тех, кому не подходят Yandex.Деньги, есть PayPal
руб.
Поддержать!

Поделитесь вашим мнением! Используйте любую возможность сказать то, что считате правильным и важным. Помните, что ваши комментарии здесь прочтут тысячи людей и постарайтесь, пожалуйста, избегать взаимных оскорблений - истина рождется в споре, а не в ругани.



 

Подписка для Гениев

Подписка на новости блога

Подпишитесь на рассылку свежих статей, и в случае внезапной блокировки у нас с вами будет надёжный способ связи. Кроме того, в рассылке могут появляться материалы, которые (по разным причинам) не стоит публиковать в открытом доступе.

В рассылку попадают только важные статьи, а отписаться от неё можно одним кликом мыши.