Рейтинг Путина бьёт рекорды

Рейтинг Путина бьёт рекорд

Рейтинг Путина взял новую высоту: согласно опросу ВЦИОМ от 21.10.2015 его деятельность одобряют 89,9% россиян. При этом мы находимся под санкциями, ВВП съёживается, цены растут, отношения с мировым сообществом портятся всё сильнее, а министерство экономики каждый месяц бодро рапортует, что мы, наконец, достигли дна кризиса и падать дальше некуда.

Чем нам хуже, тем выше рейтинг Путина — парадокс, у которого, впрочем, есть рациональное объяснение. Кого-то непрерывный рост рейтинга Путина может привести в уныние — «страна окончательно сошла с ума?», кого-то (в основном — «патриотов») — в состояние радостной эйфории, а я вижу в этом тревожные признаки назревающих в обществе изменений.

Искривлённое зеркало

Прежде всего, нужно отдавать себе отчёт в том, что такое рейтинг и как его получают. Интервьюеры обходят квартиры и опрашивают около 1600 человек по всей стране, задавая им один и тот же вопрос:

Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность:
- Президента России;
- Председателя Правительства России (премьер-министра);
- Правительства России;
- Государственной Думы России;
- Совета Федерации.

На первый взгляд, 1600 человек для страны с населением в 140 миллионов кажутся недостаточной выборкой, но это не так. Количества достаточно. Весь вопрос в том, какое эта выборка имеет качество (репрезентативность), насколько хорошо она представляет мнения всех слоёв общества. Вот с этим есть проблемы.

Опросы проводятся преимущественно в рабочее время, а днём дома можно застать в основном пенсионеров и домашних хозяек. Кроме того, интервьюерам очень трудно попасть в дома с домофонами и консьержами, и уж тем более — опросить владельцев особняков.

В результате из опроса выпадает серьёзная часть работающего населения — активного, образованного и хорошо обеспеченного, зато доля пенсионеров и мамочек, коротающих дни перед телевизором, растёт. Можно ли сказать, что старики и домохозяйки оценивают ситуацию адекватно? Далеко не всегда.

Правда никому не нужна

Можно ли скорректировать выборку и сделать её более адекватной? Да. Делает ли это ВЦИОМ? Не знаю. Не думаю, что у него вообще есть такая задача.

Мы живём в стране, в которой все связи действуют только в одном направлении — сверху вниз. Механизмы обратной связи — письменные обращения, представительство, общественные объединения, митинги, выборы на различных уровнях, обращения в суд — уже давно не работают. Почему же социология вдруг должна быть исключением?

Владельцев фермы не интересует мнение свиней по поводу выбора методов забоя и процедуры назначения главного зоотехника, почему же у нас кого-то в правительстве должно интересовать мнение народа, причём точно и непредвзято измеренное? Что изменится, если вдруг рейтинг начнёт падать? Уверяю вас — ничего. Значит, объективный рейтинг не обязателен. 

ВЦИОМ выполняет сейчас скорее пропагандистскую задачу формирования общественного мнения, нежели его измерения. Исходя из этого, он заинтересован в завышении рейтинга. Кроме того, у нас с незапамятных времён есть такая традиция: выслуживаться перед начальством. Потёмкинские деревни, стахановские рекорды, 146% при подсчёте голосов — всё это из одной оперы. Возможно, это отражается и на рейтингах.

Мы — как все

Мы, люди, общественные животные. Это значит, что когда нет времени, ума или желания разбираться в каком-то вопросе, мы склонны полагаться на мнение большинства. Это нормально и, чаще всего, оправданно.

Во времена СССР культ большинства дошёл до абсурда и это наложило свой отпечаток на наше общество. Социализм закончился, а привычка оглядываться на других осталась. «Будь, как все», «куда все — туда и я», «не высовывайся» — эти идеи у нас до сих пор живее всех живых.

В большой стране у людей нет другого способа узнать мнение большинства, кроме как прочесть о нём или услышать по ТВ, а  результаты соцопроса придают телевизионной картинке ещё большую убедительность.

В этих условиях большая цифра рейтинга работает, как снежный ком: чем он больше, тем больше нового снега на него налипает. И тут даже не важно, реальный это рейтинг или подтасованный. Если он превысил 50%, то люди без устоявшегося мнения будут склонны к нему присоединиться.

Не читал, но осуждаю

Согласно тому же опросу ВЦИОМ, 49% населения вообще не интересуются политикой и затрудняются назвать хотя бы одно важное общественное событие. Ещё 26% называют то, что в данный момент не сходит с экранов. Показывали Украину — называли Украину. Начали показывать Сирию — Украина упала по популярности в 5 раз, уступив место даже новостям спорта.

Телевизор навязывает зрителям свою повестку (что важно, а что нет), даёт готовые оценки или же аккуратно к ним подводит, и отсекает всё, что не вписывается в стройную картину срежиссированной реальности. Телевизионные штампы плавно перетекают в разговоры, люди слышат их в разных вариантах от своих знакомых и постепенно усваивают.

Те, кто больше озабочен вопросом, где можно купить майонез со скидкой, как спрятать от жены заначку или на что собрать детей в школу, выдают интервьюерам не мнение — никакого мнения у них сроду не было и ещё не скоро появится — а результат усвоения телевизионной картинки.

Поэтому то, что мы имеем, это не соцопрос, а, скорее, медиа-скрининг. Поменяется картинка — поменяется и мнение. Мгновенно. «Оказался наш Отец не отцом, а сукою» — написал в 1968 году Галич о том, как быстро обыватели открестились от товарища Сталина после разоблачения культа личности. Так было и так будет. Ничего нового.

Все за одного

Сытые люди редко бывают довольны своим лидером. Посмотрите на рейтинги глав западных государств: норма это 40-50-60% одобрения при уровне жизни населения, в разы превышающем наш. Казалось бы, им молиться на своих президентов нужно, но нет — всё чем-то недовольны. У нас экономика падает, пенсионные накопления замораживаются, расходы на медицину и образование режут, преступность растёт, коррупция запредельная, а народ поддерживает президента пуще прежнего. Почему?

Вероятно, не последнюю роль в этом играет ещё одна древняя, инстинктивная модель поведения: почувствовав опасность, увидев внешнюю угрозу, общество сплачивается вокруг лидера. Перед лицом общего врага все внутренние дрязги многим кажутся предательством.

«Вот когда победим в войне, построим коммунизм, победим американцев, встанем с колен (нужное подчеркнуть), вот тогда и можно будет разобраться, что к чему, а пока не нужно раскачивать нашу общую лодку» — именно так и рассуждают люди.

При этом не важно, реальна ли на самом деле внешняя угроза. Главное, чтобы люди в неё поверили. А теперь посмотрите вокруг: по мнению ТВ, мы живём в кольце врагов, Американцы хотят нас запугать, Европа — заморить голодом, ИГИЛ — взорвать, укрожидобендеролибералы — устроить Майдан, Арабы — уронить цены на нефть.

Мы всё время воюем: в Чечне, в Грузии, на Украине, в Сирии. Ничего удивительного, что рейтинги президента растут.

Как бы чего не вышло

А ещё есть страх. Маленький, подленький, иррациональный, оставшийся в крови с 1937 и впитанный с молоком матери: «не нужно ругать начальство, а то как бы чего не вышло».

Какой смысл донкихотствовать, если всё равно никто не оценит, никому это не нужно? Мало ли как жизнь обернётся. Вдруг внесут в какой-нибудь список и припомнят, когда придёт срок? Тем более, вон — за комментарии Вконтактике уже сажают!

Если люди уверены, что их ответы ничего не изменят к лучшему, но имеют основания (реальные или надуманные) опасаться за свою безопасность, даже не сомневайтесь — они дадут «правильные» ответы.

В крайнем случае, сольют накопившееся недовольство на кого угодно — на думу, правительство, местных чиновников, но первое лицо постараются лишний раз не трогать. Поэтому у нас в стране чем ниже должность, тем ниже и рейтинг. Вот рейтинги одобрения по данным ВЦИОМ на 11.10.2015 года:

  • Президент — 86,6%
  • Премьер-министр — 70,3%
  • Правительство — 66,1%
  • Дума — 49,2%.

Резюме

К рейтингу нужно относиться, как к температуре у больного: слишком мало — плохо, слишком много — тоже плохо. Если с низким рейтингом всё и так понятно, то с высоким может быть связано две неприятных ситуации:

  1. Если рейтинг просто «дутый», то руководитель постепенно теряет связь с реальностью. Недовольство народа нарастает, а лидер пребывает в уверенности, что всё делает правильно до тех пор, пока не вспыхивает революция. Типичный пример этого — судьба румынского диктатора Николае Чаушеску, пребывавшего в уверенности, что его поддерживает 94% населения за неделю до того, как его судили и расстреляли.
  2. Если сверхвысокий рейтинг — это результат манипуляции массовым сознанием, в которую было вовлечено большинство населения страны, то всё может быть ещё хуже. Нацию рано или поздно ждёт столкновение с суровой действительностью, переживание этого, как национальной трагедии, а затем длительный период адаптации к нормальной жизни, как это было в пост-фашистской Германии.

В любом случае, высокий рейтинг главы государства при плачевном положении дел в стране — это плохой симптом.

Похожие публикации

От автора

Вадим Жартун - Корпорация гениев

Привет, меня зовут Вадим Жартун. Блог для меня - один из способов сделать этот мир лучше, помогая людям осознавать и понимать происходящее, делая сложное - простым.

Я всегда стеснялся просить помощи и справлялся со всем сам. Сейчас я понимаю, что был неправ - искать помощи в делах полезных не просто можно, а необходимо.

Поддержите «Корпорацию гениев»! Не отказывайте себе в возможности сделать что-то хорошее прямо сейчас.

Для тех, кому не подходят Yandex.Деньги, есть PayPal
руб.
Поддержать!

Поделитесь вашим мнением! Используйте любую возможность сказать то, что считате правильным и важным. Помните, что ваши комментарии здесь прочтут тысячи людей и постарайтесь, пожалуйста, избегать взаимных оскорблений - истина рождется в споре, а не в ругани.



 

Подписка для Гениев

Подписка на новости блога

Подпишитесь на рассылку свежих статей, и в случае внезапной блокировки у нас с вами будет надёжный способ связи. Кроме того, в рассылке могут появляться материалы, которые (по разным причинам) не стоит публиковать в открытом доступе.

В рассылку попадают только важные статьи, а отписаться от неё можно одним кликом мыши.