Незаметный террор

Террор

Информационная шелуха, истеричные заголовки газет и напряжённым тоном произносимые речи из телевизора - во всём этом тонет реальный смысл и содержание страшного слова «террор».

С чем оно у вас ассоциируется? Беслан, Норд-Ост, Волгоград, террористы-смертники в поясах шахидов, взрывы в метро, рамки металлоискателей на вокзалах? Или вам в голову первыми приходят Боинги, врезающиеся в башни-близнецы Всемирного торгового центра, Усама бен Ладен и ИГИЛ? А, может быть, вы ещё помните смысл шутки «Летайте самолётами British Airways. Целую, ИРА»? Или вспоминаете курс истории со всеми Робеспьерами-термидорами и коммунистический террор, возведённый Лениным в ранг государственной политики, а затем перемоловший в Сталинских лагерях миллионы жизней?

Это всё замечательно, но задумывались ли вы, что каждый из нас (живущих в современной России) ежедневно становится жертвой террора? Мало того - мы его не только не замечаем, но даже не отдаём себе отчёт в том, насколько сильно он влияет на нашу жизнь.

Террор - это не просто забавное слово, щекочущее язык, когда мы его произносим. Это одна из пяти основных технологий манипулирования массами, к которым относятся: обман, подкуп, принуждение, геноцид и террор. У каждой из них есть свои особенности, преимущества и недостатки.

Обман

Киселев - в радиоактивный пепел!

Людей сложно убедить в чём-либо. Это требует времени, интеллектуальных усилий и очень желательно (хотя и не обязательно), чтобы идея, в которой вы хотите их убедить, казалась здравой хотя бы на первый взгляд. С появлением телевидения задача заметно упростилась и теперь можно вешать людям на уши любую лапшу. Что чёрное - это белое, Сталин - эффективный менеджер, либералы - это фашисты, Украина напала на Россию, и что кризиса никакого нет, а если и есть, то виновата в нём исключительно непрофессиональная и самоубийственная экономическая политика президента Барака Обамы.

Правда, со временем у людей вырабатывается иммунитет к официальным заявлениям и они начинают смекать, что если по телевизору говорят, что гречка не подорожает, то скоро она пропадёт вовсе, а когда заявляют, что банковская система крепка, как никогда, пора начинать прятать деньги под матрасом.

И ещё: в схватке телевизора с холодильником всегда побеждает холодильник. До тех пор, пока людям есть что выпить и чем закусить, они могут позволить себе верить в любую чушь. Голод же отлично прочищает мозги и стимулирует критическое мышление. Не зря писал Шекспир в своей поэме «Юлий Цезарь»:

Хочу я видеть в свите только тучных,
Прилизанных и крепко спящих ночью.
А Кассий тощ, в глазах холодный блеск.
Он много думает, такой опасен.

Прямо сейчас, кстати, согласно исследованию ВЦИОМ, индекс счастья россиян достиг максимума за последние 25 лет. 78% населения уверенно заявляют, что счастливы, хотя количество нищих (живущих за чертой бедности) за последний год выросло до 11,2%. Это означает, что мы вышли на новый качественный уровень: теперь нам врут даже про эффективность вранья.

Ну, а когда враньё не помогает, можно использовать оставшиеся четыре варианта.

Подкуп

Подкуп избирателей

Подкупать - дорого, особенно если речь идёт о населении целой страны. У сравнительно небольших арабских стран это ещё кое-как получается и их подданые терпят адскую смесь из абсолютной монархии и законов шариата в обмен на возможность гулять по пустыне, пинать верблюжье дерьмо и больше ничего толкового не делать.

Наши власти небезосновательно считают, что русскому человеку шляться без дела вредно, а то и опасно - того и гляди, какую-нибудь революцию учудит. Поэтому мы пошли своим путём и вместо того, чтобы просто давать народу деньги на покупку хороших импортных вещей, придумали давать деньги на производство своих плохих.

Типичный пример - АВТОВАЗ. Если посчитать, сколько он поглотил прямых субсидий, станет страшно. А если учесть средства, собираемые таможней в виде пошлин на ввоз иномарок, то выяснится, что Лада Калина обходится нам дороже Роллс-Ройса.

Создание никому не нужных и неэффективных рабочих мест (поддержание скрытой безработицы) это только один из вариантов подкупа населения. Ещё можно раздавать различные пособия, однако по сравнению с арабскими странами у нас и народу побольше, и «элита» поприжимистей, поэтому бесплатных благ для населения практически не осталось, а редкие подачки скудны: 300 рублей за участие в очередном казённом митинге, 11 рублей 80 копеек за идеологически выверенный комментарий в соцсетях, 2000 рублей за участие в выборной «карусели».

По мере того, как деньги заканчиваются, а аппетиты растут, подкуп становится более адресным или уступает место другим формам манипуляций.

Принуждение

ОМОН

Хотя принуждать и заставлять - тоже удовольствие не из дешёвых. Для этого требуется масса людей, вооружённых и хорошо организованных, которых нужно кормить, одевать, вооружать и обеспечивать им прочие бытовые блага.

По количеству всяческих silovikov мы впереди планеты всей. Полицейских на душу населения у нас в полтора раза больше, чем в Европе, в два раза больше чем в США и в пять раз больше, чем в Китае. Но и это не всё! Кроме полиции у нас есть внутренние войска, прокуратура, следственный комитет, ФСБ, ФСО, ФСКН и ещё куча ФЗЧ (фиг-знает-чего). Ну и армия, разумеется, как вишенка на торте. Если добавить к этому частных охранников всех мастей, то картина станет поистине эпической:

  • 1 139 000 - армия вместе с контрактниками, НИИ, КБ и ВУЗами;
  • 2 140 000 - ФСБ, ФСО, ФПС, ФАПСИ, СВР и прочие;
  • 2 539 000 - МЧС, ФМС, МВД, ВВ, ФСИН, Минюст и Прокуратура;
  • 1 238 000 - таможня, налоговые, санитарные и другие инспекции;
  • 1 975 000 - ЧОПы и секьюрити.

Итого - 9 из 140 миллионов. Вся эта орава жрёт, спит и охранят нас преимущественно от нас же самих, не производя никакого полезного продукта. На каждые 14 человек, включая женщин, стариков и грудных детей, приходится по одному охраннику. Мало того, им для антуража нужно покупать разные дорогие железяки. В результате только за первый квартал 2015 года и только на армию с МВД потрачено 51% федерального бюджета или 1,5 триллиона рублей.

Если вы считаете, что вся эта братия нужна для вашей безопасности, ответьте на простой вопрос: чувствуете ли вы эту безопасность? И если нет, то чем все эти люди занимаются?

Геноцид

Геноцид

Геноцид это радикальное решение практически любого вопроса путём уничтожения всех тех, кто этот вопрос поднимает. Хотя термин был введен в обиход только в 1943 году, сама концепция успешно применялась на протяжении тысячелетий.

Чем больше различий люди находят между собой, тем сильнее их желание убивать не похожих на себя. У вас не подходящая по сезону раса, национальность, религия, классовая принадлежность или сексуальная ориентация? Тогда добро пожаловать в газенваген!

В мировой истории есть две страны, которые продвинулись в этом дальше других: фашистская Германия и СССР. У них есть кое-что общее: каждая из них в кратчайшее время уничтожила десятки миллионов ни в чём не повинных людей. Но есть несколько существенных отличий:

  • в Германии нет нацистов в парламенте,
  • на 1-е мая никто не устраивает демонстрации со свастиками,
  • Гитлера не считают национальным героем и
  • не хранят его забальзамированные останки на главной площади страны,
  • Дрезден не предлагают переименовать в Гитлербург, а
  • бывший руководитель гестапо не занимает пост президента страны.

У нас же, по-прежнему, в чести Сталин, Ленин и КПСС. Более того, сейчас государство прилагает заметные усилия для реабилитации Сталина, чего себе в последние годы существования СССР не позволяли даже коммунисты. С учётом этого тренда, меня совершенно не радуют призывы «мочить укропов» и «зачищать пятую колонну».

Мода на геноцид постепенно проходит, последние рецидивы происходят в Африке, да еще исламисты никак не могут успокоиться. К счастью, в наши дни поголовно уничтожать людей, чаще всего, оказывается просто нецелесообразно - кто-то же должен обслуживать инфраструктуру, выполнять грязную работу и вдобавок платить налоги.

Да и заменить наше население на «более другое» сложно. Нормальные люди сюда ехать не хотят, северные корейцы все заняты - у них свой сумасшедший диктатор есть, таджикам сложно доверить газовую трубу и ядерную бомбу, а китайцы в приглашениях не нуждаются - сами придут, как только закончат собирать для американцев новый iPhone.

Хотя, если взглянуть на демографическую статистику и учесть все инициативы правительства по сокращению расходов на медицину и образование, отмену материнского капитала, снижению акцизов на водку, а так же попытки поднять пенсионный возраст, то определённые вопросы всё-таки возникают.

Террор

Террорист и журналист

Толковый словарь Ожегова определяет террор как «устрашение мирного населения, выражающееся в физическом насилии, вплоть до уничтожения», но ничего не говорит о том, как он работает и зачем нужен. Террор - очень мощный инструмент контроля, требующий при этом довольно скромных ресурсов.

Технология террора состоит всего из двух частей:

  1. Нанести сравнительно небольшому количеству случайно выбранных людей существенный ущерб (убить, искалечить, лишить свободы или собственности).
  2. Доходчиво показать остальным, что то же самое может случиться с ними.

Страх - удивительная эмоция. Самая древняя и самая сильная. А тут сразу два в одном - страх потери и страх неопределённости. Убойное сочетание.

Чтобы посеять страх, достаточно избить несколько журналистов, закрыть несколько газет, посадить несколько митингующих, заблокировать несколько сайтов, убить несколько оппозиционеров, уволить несколько режиссёров и проучить несколько олигархов, чтобы все остальные крепко задумались.

Террор отличается от принуждения и правосудия абсолютно случайным выбором жертв. Когда картинку провокационного содержания «лайкают» несколько сотен человек, а сажают одного - это террор. Когда на митинг выходят десятки тысяч, а сажают несколько человек - это террор.

Случайность выбора - очень важный момент. Именно поэтому в римских легионах практиковали децимацию - казнь каждого десятого по жребию. Если выбирать жертв по какому-то признаку (самых активных, самых заметных, самых авторитетных и так далее), то многие могут счесть, что они не такие активные, заметные или что там ещё, и с ними подобное не произойдёт, а это недопустимо. Каждая жертва террора должна чувствовать, что она под ударом.

И неважно, кто выступает исполнителем в каждом конкретном случае - наспех организованная «оскорблённая общественность», «беспристрастное правосудие», возбудившееся по первому звонку сверху, или «неустановленные лица» с красными корочками - главное, чтобы посыл оставался ясным.

Террор не обязательно связан с кровавыми убийствами. Каждому есть что терять: любимую работу и деньги, семью и друзей, жизнь и здоровье, свободу, в конце концов. Начать можно с малого, а там, глядишь, страх услужливо подскажет: заткнись, дружище, пока не поздно. Жена напомнит: пожалей детей, ирод! Друзья пожмут плечами: тебе что, больше всех надо? Если напугать людей слишком слабо - они могут не побояться ответить. Напугать слишком сильно - и в панике они могут принять решение уничтожить террориста, невзирая на любые жертвы. Поэтому страх нужно точно дозировать.

Запуганные люди склонны преувеличивать грозящую лично им опасность. Самолёты падают очень редко, но разве это мешает бояться перелётов? СИЗО и так переполнены на 20%, но кто сказал, что там не найдется ещё одного места? Это, а так же неясность границ (что ещё можно, а что - уже нет), приводит к тому, что люди перестраховываются. СМИ вводят самоцензуру, люди боятся выходить даже на разрешённые митинги, в универмагах охотятся на оловянных солдатиков, в библиотеках запрещают любимые с детства книги.

Так террор оказывается эффективнее прямого принуждения, люди «добровольно» ограничивают себя сами, а террорист оказывается вроде бы как не при чём.

У террора есть два интересных сопутствующих эффекта: безынициативность и Стокгольмский синдром.

С первым всё просто: когда люди не знают точно, за какое их действие последует наказание, они предпочитают по возможности не делать ничего, ожидая прямых указаний. В результате выстраивается жутко неэффективная и неповоротливая система управления, в которой все решения принимаются только на самом верху, а делегирование полномочий крайне затруднено.

Второй эффект интереснее. Впервые он был описан в 1936 году, а своё название получил в 1973, в ходе анализа операции по освобождению заложников в Стокгольме.

Он основан на надежде жертвы, что при условии безоговорочного послушания агрессор проявит снисхождение. Поэтому жертва сначала демонстрирует послушание, пытается вызвать его одобрение и покровительство, а затем начинает пытаться логически оправдать его поступки, проникается его идеями. В результате жертва может начать испытывать к агрессору вполне искреннюю симпатию и даже любовь. Доходит до того, что освобождённые жертвы заявляют в итоге, что больше боялись не агрессора, а тех, кто пытался их освободить.

Так что когда вы читаете, что уровень жизни в РФ упал, а рейтинг президента - вырос, это не обязательно враньё. Мы имеем дело с массовым психозом и наша страна давно и глубоко больна.

Напоследок хочу сказать вот что: обман - путь умных, подкуп - богатых, принуждение и геноцид - сильных, а террор - слабых. За тем, что происходит сейчас, не видно ни ума, ни богатства, ни силы. Поэтому помните: со слабыми не договариваются, им диктуют условия. А с террористами и вовсе не ведут переговоров.


Вадим Жартун - Корпорация гениев

Привет, меня зовут Вадим Жартун. Если вам нравится то, что я пишу и вам хочется сделать для блога «Корпорация Гениев» что-то хорошее, не отказывайте себе в этом удовольствии. Тем более, что сделать вы можете многое:

Поддержать Корпорацию Гениев Дружить с Корпорацией Гениев Подписаться на Корпорацию Гениев Вступить в Корпорацию Гениев


 

А что вы думаете по этому поводу? Напишите, не стесняйтесь!