Легенды и мифы импортозамещения

Карта плодородных земель
Импортозамещение в сельском хозяйстве

Начиналось всё как обычно: с эмоционального решения, помноженного на некомпетентность с недальновидностью и прикрытого уже традиционным лицемерием. Да, я про продуктовое эмбарго и его неприятные последствия.

Хотя официально продуктовое эмбарго вводилось как асимметричный ответ на западные санкции и подавалось под соусом поддержки отечественного производителя, в первую очередь, как мне кажется, это был плевок в сторону «креативного класса».

В этом смысле всё удалось безупречно. Во-первых, я действительно чувствую себя униженным от того, что не могу просто пойти и купить в магазине свою любимую горгондзолу и съесть её с мёдом под бокал хорошего вина. Во-вторых, я абсолютно уверен, что ответственные за принятие этого решения по-прежнему ни в чём себе не отказывают. И в-третьих, огромная масса соотечественников, для которых слова «пармезан» и «хамон» являются чуть ли не ругательными, радостно поддержали это решение. Бинго! Очередная элегантная многоходовочка, Путин всех переиграл.

Во всей этой истории есть только одна проблема, и заключается она в том, что победа оказалась Пирровой. Демонстрируя поистине иезуитскую изощрённость во внутриполитических интригах, наша власть раз за разом спотыкается о своё непонимание законов экономики и мотивов поведения нормальных людей.

Когда в бесконечной мудрости своей и заботе об общественном благе правительство ввело эмбарго на импорт в РФ говядины, свинины, птицы, рыбы, моллюсков, молочных продуктов, а также овощей и корнеплодов, всем, кроме этого самого правительства, сразу стало понятно: подорожает, ой как подорожает.

Причём подорожает всё сразу: и запрещённое, и разрешённое, и импортное, и отечественное. Так уж устроена наша экономика, в которой 36% продовольственных товаров импортируется. Да и не нужно разбираться в макроэкономике, достаточно вырасти в этой стране, чтобы такие вещи понимать интуитивно, на уровне генетической памяти. И тут же рефлекторно бежать в магазин, закупать гречку и тушёнку, пока они ещё есть.

Что сделало правительство, чтобы избежать роста цен? Правильно: организовало комиссию, которой было поручено «обеспечить сбалансированность товарных рынков и не допустить ускорения роста цен на сельхозпродукцию, сырье и продовольствие». Абсолютно логичное решение, кстати говоря.

Во-первых, хоть какую-то имитацию деятельности нужно создать, чтобы было что сообщить электорату.

Во-вторых, комиссия это такой специальный формат работы, при котором невозможно найти виноватых, когда ничего не выйдет.

В-третьих, даже ёжику понятно, никакая комиссия цен не удержит, поэтому используется обтекаемая формулировка-пустышка «не допустить ускорения роста». То есть, если цены сначала вырастут в несколько раз, а потом всего на 50%, то всё нормально, комиссия справилась.

На сколько уже фактически подорожали продукты вы знаете не хуже меня, никакими официальными 6-7% тут даже и не пахнет. (Как официальная статистика инфляции может отличаться от реальной и почему, я уже писал.) Например, в Самарской области сотрудники прокуратуры сравнили цены августа и декабря 2014 года и обнаружили, что капуста, огурцы и перец подорожали на 353%, 544% и 654% соответственно. За тот же период стоимость гречки выросла на 276%. Свыше 50% прибавили в стоимости мясные продукты, мороженая рыба, сыр, сметана и картофель. В январе рост цен продолжился: за 22 дня на 26% подорожали томаты, на 48% - огурцы, на 58% - морковь, на 85% - виноград.

Почему растут цены

К росту цен привели две причины: продуктовое эмбарго и падение курса рубля.

Начнём с очевидного: торговые сети предпочитали закупать импортные продукты вовсе не из желания угробить многострадального отечественного производителя. Причины были до смешного банальными:

  • покупать за границей продукты сопоставимого качества просто дешевле;
  • при сопоставимой цене качество импортных продуктов несоизмеримо выше;
  • у многих импортных продуктов просто нет вменяемого отечественного аналога.

Почему сложилась такая ситуация, мы поговорим позже, а пока просто поразмыслим о последствиях эмбарго. Их тоже ровно три:

  • рост цен (из-за переключения на более дорогих поставщиков или дефицита);
  • снижение качества доступных продуктов;
  • исчезновение с полок целых категорий товаров (например, твёрдых сыров).

С падением курса рубля всё тоже просто: закупочные цены на импортные товары в валюте остались неизменными, в рублях - выросли почти в два раза. Кроме того, в цену закладывается ожидание дальнейшего падения рубля. Ведь если торговая компания покупает продукты за валюту, продаёт за рубли и между покупкой и продажей курс успевает вырасти, то вместо прибыли компания рискует получить убытки. Кому это нужно?

С «отечественными» товарами история похожая, только причинно-следственная цепочка чуть длиннее. Я не зря взял в кавычки слово «отечественные»: в себестоимости практически в любого продукта местного производства есть что-то импортное: семена, удобрения, техническое оборудование, упаковочные материалы и так далее. До тех пор, пока мы не превратились окончательно в Северную Корею, цена на любой отечественный продукт будет в большей или меньшей степени зависеть от курса рубля.

А пока граница не закрыта и возможен экспорт отечественных товаров, действует ещё один сильный фактор: цена на этот товар за рубежом. (В первую очередь это касается биржевых товаров: зерна и удобрений, но и на остальные этот фактор тоже влияет.) Производителю нет никакого смысла дёшево продавать свой товар отечественному покупателю, если за рубежом его готовы покупать и платят больше.

Очевидно, что никакое импортозамещение, будь оно трижды успешным, не способно снизить цену, пока есть альтернативный рынок сбыта, на котором продукты можно продавать дороже.

Империя наносит ответный удар

Кроме таких чисто декоративных мер, как организация различных комиссий, у правительства есть ещё несколько идей о том, как можно сдержать рост цен:

  • смена «плохих» зарубежных поставщиков (Европы и Америки) на других, «хороших»;
  • пресловутое импортозамещение и поддержка отечественного производителя;
  • борьба с ветряными мельницами административное регулирование рынка.

Давайте разберемся, что из этого реалистично, а что - нет и какие последствия нас ожидают.

Смена поставщиков

Для того, чтобы понять, что это практически невозможно, достаточно взглянуть на мировую карту сельскохозяйственных зон. Цветом обозначен процент земель, использованных под посадки (темнее - больше), цифрами - площадь зоны в миллионах гектаров.

Карта плодородных земель

Самая большая и хорошо развитая сельскохозяйственная зона находится в США и захватывает юг Канады. Следующая - Европа и юг России, Казахстан, Ближний Восток. Всё, что остаётся кроме уже перечисленного - Китай, Индия, немножко Южной Америки и малюсенький кусочек Австралии. Африку в расчёт можно даже не брать.

Из Европы, США, Канады и Австралии мы сами себе запретили импортировать продукты, Индия почти ничего не экспортирует, остаётся Китай и Южная Америка.

Экспортирует Китай довольно много продовольствия - примерно на 36 млрд. долларов в год, что примерно равно экспорту Испании, почти в два раза меньше экспорта Франции, Германии или Голландии, и в три раза меньше, чем продовольственный экспорт США.

Любая страна (даже крупный экспортёр) одновременно импортирует продовольствие - ну не могут ни в одной стороне одинаково хорошо расти и бананы, и яблоки. Так вот Голландия производит и экспортирует продуктов питания существенно больше, чем импортирует (79 против 49,5 млрд. долларов). А Китай - наоборот, импортирует в два раза больше, чем экспортирует, то есть рассчитывать на него в качестве поставщика продуктов бессмысленно.

Южная Америка, хороша всем, кроме двух вещей: небольших объемов производства (заметна только Аргентина с её 35,7 млрд. долларов), которые они прекрасно продают и без нас, и географической удалённости, которая принципиально повышает цену. Собственно, это наиболее удалённая от нас точка мира.

Вывод: замещение текущих поставщиков импортной продукции практически невозможно и обязательно приведёт к повышению цен.

Импортозамещение

Ну что ж, настало время охренительных историй и импортозамещение - одна из моих любимых, сразу после нанотехнологий и модернизации, причём даже непонятно, какая история охренительнее других.

Как вы уже знаете, мы живём в самой большой стране мира и все остальные страны нам завидуют. Вместе с Крымом площадь РФ составляет 17 124 442 км2. Потом идут Канада, Китай и США.

А вот это - карта сельскохозяйственных земель РФ.

 

Крта сельскохозяйственных земель РФ

 

Сельскохозяйственные угодья занимают 196,2 млн. га., а непосредственно пашни - 115,1 млн. га., что составляет примерно 6,7% от всей территории. Почему так мало? Потому что до 65% территории РФ занимает вечная мерзлота. Лучшее, что может на ней вырасти - мох и чахлые кустарники.

Продуктивность растениеводства очень сильно зависит от среднегодовых температур, и среднегодовая температура РФ это суровые минус 5,5 градусов Цельсия. Для сравнения: в

Финляндии +1,5 градуса. В Хельсинки, Петербурге и Москве одинаковые среднегодовые температуры: +5С. В самом теплом из сельскохозяйственных центрах РФ - Краснодаре +12. В США в среднем +12, в Германии +8, во Франции +12, в Испании +15.

Это означает, что никогда и ни при каких условиях мы не получим такую же урожайность, как в США и Европе. То есть, даже при абсолютно аналогичной производительности труда себестоимость отечественных продуктов всегда будет выше импортных.

Кстати, о производительности: в Канаде два человека могут полностью обслуживать ферму на 200 коров. Для нас это нечто из области легенд и преданий - на такого размера ферме два человека у нас это только председатель и главный бухгалтер, а кроме них там работает ещё человек 20-30: доярки, механизаторы, сторожа, механики, ветеринары и ещё черт знает кто. Всё это в итоге повышает себестоимость произведённого.

Да что там Канада! Производительность труда в сельскохозяйственном секторе РФ примерно в два раза ниже, чем в других наших же отраслях: доля сельского хозяйства в ВВП России - 4,7% (2009 г.), а доля занятых в сельском хозяйстве - 10% (2008 г.).

Ещё один фактор, повышающий стоимость отечественных продуктов питания, это наши необъятные просторы. Точнее, длинное транспортное плечо. Возьмём, например, запрещённый норвежский лосось. Чем можно его заменить? Правильно: нашим, дальневосточным. Сколько же он может стоить?

Ответ очень прост: ровно столько, за сколько его можно продать на месте японцам плюс стоимость доставки в среднюю полосу России. Расстояние от Владивостока до Москвы по трассе составляет 9141 км, по прямой - 6417 км. В то же время от Осло (Норвегия) до Москвы 1953 км, а по прямой - 1644 км. Разница в четыре раза для продукта, который необходимо везти в рефрижераторах. Откуда везти выгоднее - очевидно.

Теперь о факторе времени. Скоро законы пишутся, да не скоро дело делается, особенно в сельском хозяйстве. На то, чтобы откормить бычка требуется 15-20 месяцев, иначе игра не стоит свеч. Сколько времени растут плодовые деревья - догадайтесь сами. Пресловутый пармезан зреет от 12 до 36 месяцев при условии, что технология его производства уже освоена.

Как-то мне довелось увидеть интервью голландского сыродела, который рассказывал о том, что его компания производит сыр Маасдам уже 30 лет, и сейчас им, наконец, удалось добиться того, чтобы дырочки в нём получались именно такие, как нужно. Тридцать лет на получение продукта высочайшего качества в стране с вековыми традициями сыроварения! Сколько времени на это уйдёт на родине легендарных Пошехонского, Российского и Костромского сыров? Скорее всего, я просто не доживу до этого момента.

Ну да бог с ними, с сырами. Поговорим об овощах. 65-70% овощной продукции, весь рис, более 20% кормов производится на мелиорированных землях, которые занимают 7,9 % от общей площади пахотных угодий. Состояние этих земель довольно плачевное: больше половины оросительных систем (2,4 млн. га) нуждаются в реконструкции, более трети осушительных систем (1,9 млн. га) находятся в неудовлетворительном мелиоративном состоянии. Чтобы нарастить производство овощей, нужно сначала хотя бы привести в порядок то, что было разрушено.

Итак, самое лучшее, на что мы можем надеяться в области импортозамещения сельскохозяйственной продукции - через несколько лет получить необходимое количество продуктов более-менее приличного качества, но всё равно более дорогих, чем импортные, для чего придётся увеличить производство молока и мяса примерно на 30-35% от текущего объёма, овощей и фруктов - на 100% или более.

Для этого потребуется масштабная рекультивация земель, строительство новых ферм или восстановление старых, закупка сельхозтехники, увеличение мощностей пищевой промышленности, приобретение дополнительных количеств молодняка, семенного материала, удобрений, ГСМ. Всё это связано с грандиозными капиталовложениями, которые начнут давать отдачу только через несколько лет. Помощь государства тут бы совсем не помешала. Тем более, что даже сверхблагополучная по сравнению с нами Европа не забывает субсидировать своё сельское хозяйство, тратя на это в год по 40-50 млрд. евро, то есть примерно 3 трлн. рублей.

Сразу скажу: 3 триллиона это больше, чем вообще весь валовый продукт в сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве России, который составил в 2014 году 2,4 трлн. рублей. Цифра для нас запредельная. Если бы мы тратили столько на субсидии, то продукты у нас были бы не просто бесплатными, нам бы ещё в магазине за них немножко приплачивали.

На самом деле правительство планирует потратить в 2015 году 2 миллиарда рублей на скидки на отечественную сельхозтехнику и ещё 2 - на субсидирование лизинга. Это примерно 1:1000 от субсидий ЕС своим сельхозпроизводителям. Насколько реально их такими темпами догнать и перегнать - решайте сами.

Рассчитывать поднять сельское хозяйство на кредитные деньги тем более бессмысленно - мало того, что благодаря играм с ключевой ставкой кредиты для наших производителей стоят в разы больше, чем для европейских, так и брать их особенно не под что: за годы стабильности многие сельхозпредприятия уже взяли все кредиты, что только могли, заложив под них чуть ли не всё, что у них было. Новые в такой ситуации им никто не даст.

Тузы в рукаве

Тузы в рукаве

Раз с деньгами получается не очень, наше государство справляется как умеет, и для этого у него есть несколько административных инструментов из разряда «запрещать и не пущать»:

  • Экспортные пошлины на удобрения и сельхозпродукцию;
  • Фиксация цен на социально-значимые товары;
  • Ликвидация института торговых посредников;
  • Ограничение торговой наценки;
  • Требования по минимальному ассортименту в торговых точках.

Собственно, механизм уже запущен:

ФАС и прокуратура до сих пор пребывают в иллюзии, что цены можно просто взять, и отрегулировать по команде. 23 января руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев бодро отрапортовал, что ими возбуждено 98 дел по фактам завышения цен. При этом ФАС не может объяснить, как именно служба определяет обоснованность либо необоснованность роста цен и как относится к доводам производителей о большой валютной составляющей в себестоимости отечественных продуктов.

Торговым сетям могут запретить прямые закупки импортных продуктов. Соответствующий законопроект планируется представить на обсуждение в ходе весенней сессии российского парламента, как передает ТАСС со ссылкой на заместителя председателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергея Лисовского.

С 1 февраля Россия ввела экспортную пошлину на пшеницу в размере 15% таможенной стоимости плюс 7,5 евро, но не менее 35 евро за одну тонну.

Минсельхоз не отстал и тоже предложил два варианта помощи аграриям: ввести экспортные пошлины на минеральные удобрения или заморозить внутренние цены на них. Обеспокоенные перспективой введения пошлин производители удобрений пообещали не повышать цены и сделали правильный выбор - на внутренний рынок идет лишь 10-25% объемов их производства.

В Нижнем Новгороде виновными в росте цен назначили посредников (дистрибьюторов сельхозпродукции) и предложили рознице закупать её напрямую у производителей.

Депутаты из «Единой России» планируют ограничить торговые наценки на социально значимые товары, а также ограничить возврат торговыми сетями социально значимых товаров, не проданных до истечения срока годности.

Возможность зафиксировать розничные цены на срок до 90 дней на «социально значимые» товары у правительства есть уже сейчас и может быть использована в любой момент.

Хотите знать, что будет происходить в результате такой «поддержки»? Да вы и сами, наверное, знаете:

  • Резкое снижение прибыльности тех немногих производителей, у кого есть реальная экспортная перспектива и кто мог бы развиваться, расти, создавать рабочие места.
  • Рост цен на товары, не попавшие в список «социально значимых», чтобы компенсировать возникшие убытки торговых сетей.
  • Дефицит товаров, цены на которые будут зафиксированы. Производители будут их придерживать, а потребители - раскупать, пока есть такая возможность.
  • Торговые сети окажутся между двух огней: с одной стороны - рост закупочных цен, с другой - фиксированные отпускные цены. Когда им захочется отказаться от убыточных товаров, их обяжут держать на полках этот ассортимент под угрозой лишения лицензии на розничную торговлю. Многие задумаются о том, что пора закрываться.
  • Борьба с посредниками только ухудшит ситуацию. Дистрибьюторы это кровеносная система для розничной торговли. Это склады, транспорт, упаковка, сортировка. Купить без них продукцию у производителя разумеется, можно, но что вы будете делать, если вам нужны три мешка картошки в Москве, а производитель продаёт её только вагонами самовывозом из Краснодара?

Короче говоря, если все идеи правительства реализовать, то мы получим ровно то, чем закончил СССР - карточками и талонами, дефицитом и очередями. Для общего развития можете почитать, что сейчас происходит в Венесуэле - ещё одном крупном экспортёре нефти.

Ах, да! Мои друзья сетуют, что я в последнее время пишу только о плохом, а хочется уже и чего-то позитивного, жизнеутверждающего. Поэтому закончить хочется хорошей новостью: есть одна категория наших с вами соотечественников, которым даже в этой непростой ситуации обязательно удастся приумножить своё благосостояние. Это работники прокуратуры, федеральной антимонопольной службы, и многих других надзорных ведомств, представители которых уже радостно стучатся в двери алчных ритейлеров, бессердечных экспортёров и коварных дистрибьюторов, готовясь собрать с них обильную жатву. Порадуемся же новым успехам стоящих на страже наших интересов чиновников и силовиков!

Update 04/03/2015:

  • Ограничение импорта продуктов пока не помогло российским фермерам – многие даже сократили инвестпрограммы, рассказал РБК управляющий директор агробизнеса «Базэла», глава совета директоров холдинга «Кубань» Андрей Олейник.
  • Российская гильдия пекарей и кондитеров (РОСПиК) пожаловалась в Федеральную антимонопольную службу на региональные власти, которые замораживают цены в торговых сетях. Они утверждают, что такие меры ведут к гибели бизнеса.
  • Пивоваренная компания «Балтика» (входит в Carlsberg Group) планирует продавать остановленные в январе заводы в Челябинске и Красноярске. Ранее «Балтика» приняла мораторий на найм сотрудников и повышение заработной платы.
Update 13/03/2015:
  • Производители Китая и Индии не оправдали ожиданий по объемам поставок мяса в Россию после введения страной продовольственного эмбарго, заявил глава Россельхознадзора Сергей Данкверт.

Привет, меня зовут Вадим Жартун. Если вам нравится то, что я пишу, и вам хочется сделать для блога «Корпорация Гениев» что-то хорошее, не отказывайте себе в этом удовольствии. Тем более, что сделать вы можете многое:

Поддержать Корпорацию Гениев Дружить с Корпорацией Гениев Подписаться на Корпорацию Гениев Вступить в Корпорацию Гениев


 

А что вы думаете по этому поводу? Напишите, не стесняйтесь!